МЕНЮ САЙТА
Главная
О сайте
Путеводитель
Евгений Хонтор
Леонард Попов
Галереи
Библиотека
Ксенобиология
Ярмарка
Блог
Контакты
Ссылки

E-mail:
Пароль:


Сказки Гавра: Мальчик и лионтарь

Происхождение лионтари.
Лионтари не были животными или даже биологическими объектами в полном смысле этого слова. Они были созданиями Панзоя. Когда безумный пророк Рахта послал запрос в Панзой, на его зов откликнулись те сущности, которые чувствовали близость, сродство с заявленными требованиями - они и создали костяк этой армии демонов. Иные же были своего рода ботами, массовкой. Впрочем, в самом начале интеллектуальность и тех и других оставляла желать лучшего. В каком-то смысле они были подобны толпе игроков, которым ведущий объяснил лишь самую суть и пообещал незабываемые приключения, но вместо точных знаний дал только абстрактные философские идеи, так что участники проекта играли одну и ту же роль в меру разного понимания.

Среди лионтари оказались как совершенно глупые, кровожадные программы, так и склонные к развитию личности, но Рахта затормозил процесс их развития - уж слишком его раздосадовал первый, слишком разговорчивый лионтарь, который, подобно Мефисто, не жалел "пророка", а называл вещи своими именами: зло творишь, старик, так давай творить его вместе. После того, как Рахта стёр слишком умных тварей, остались те, кто был способен только убивать и жрать. Впоследсвии часть лионтари преодолела это ограничение. Чаще всего их сподвигало к прогрессу общение с другими существами, взаимодействие - ведь лионтари были самообучаемыми системами - только у одних уходило несколько десятилетий, а у других несколько веков. Некоторые лионтари окультуривались до того, что даже могли жить среди людей и притворяться людьми.
Таким был Гавр - когда-то могучий, хитрый и осторожный лионтарь, он поселился сначала в одном городке, потом (когда начали всерьёз расследовать убийства) в другом, в третьем...

Когда лионтари только появились - мало кто знал о них толком. В некоторых деревнях о них и слыхом не слыхивали, в иных боялись пуще огня. Много тогда злых сказок о них рассказывали. Так, маленьким детям говорили: не ходи ночью в лес, злой лионтарь притаился в чаще, схватит тебя - даже косточек не оставит. Десять воинов его не остановят, ты и подавно. Вот один мальчик пошёл в лес... ну, и не видели его больше. Спи давай.
Незамысловатые были сказки, но детям много и не надо, когда они видят, как из леса приносят окровавленное тело брата, отца или друга. Не то, что ночью - днём не пойдут.

Но годы идут, идут десятилетия, лионтарей в здешних краях не встречали уже и сто лет, а сказки - всё ещё рассказывают бабушки. Тогда-то и появляются замысловатые, красивые истории, но в них уже не верят...

Гавр.
Трагедия Гавра была в том, что, обретя полноценный разум, он не помнил точно, что же случилось с тем ребёнком, который стал для него отправной точкой обретения самосознания. Он даже не сразу вспомнил об этом случае, как о заслуживающем внимания - поскольку жрать маленьких детей, женщин, воинов и стариков ему приходилось и до этого, и после, приходилось долго преследовать их. Возможно, этот случай ничем не выбивался из череды подобных.
Впоследствии Гавру удалось вспомнить, что, по крайней мере, один раз он встретился с этим мальчиком, а потом долго искал его. Но нашёл ли? И чем закончилась последующая встреча, если поиски увенчались успехом? Гавр не исключал для себя, что он всё-таки съел мальчика - и эта латентная, недоказанная вина сидела в нём неотступно, как заноза. Чтобы успокоить себя, он придумал такой конец истории, который хотел бы видеть, а потом записал историю в виде сказки.

Он долго жил среди людей, практически в бессознательном состоянии и не слишком понимая происходящее, ограничиваясь тем, что избегал контактов. Ему пришлось бежать из первого города, когда начались странные убийства, и народ стал чересчур подозрителен, но он не знал, был ли он тем загадочным убийцей. В конце концов, мог ли лионтарь поручиться, что не загрыз кого-то в переулке?

Идеей писать сказки для детей Гавр загорелся внезапно, когда понял, что его история похожа на известную сказку про мальчика и лионтари. К тому времени он уже осознавал где он и кто он, сменил несколько мест жительства, научился сначала говорить, а потом читать. Научился сражаться с вечным голодом.
Сказку - поминание о ней - он услышал на рынке. Бабушка наставляла внука:
-Будешь баловаться, будет, как с тем непослушным мальчиком...
-Каким мальчиком, баушка?
-С тем, который не послушался родителей и пошёл в лес, звать лионтаря...
-И...
-И съели его.
-Всего?! - изумился мальчик таким голосом, будто точно знал, что целиком есть маленьких мальчиков - плохой тон.
-А то как же... с сандаликами.

Что-то всколыхнулось в памяти Гавра, он вернулся домой и сел писать. Ему казалось, что сказку он слышал и раньше, слышал отзвуки детской считалки:

Из болотной чёрной хмари выходили лионтари...

Гавр не умел писать витиевато, и даже держать писчие принадлежности, так что первая его сказка звучала так: "Я не ел его, я не ел его, я не ел его, я не...". И это была литература! Единственно возможная для Гавра в тот момент, высшая точка его таланта.
Это оказалось не единственным обретённым его воспоминанием. Вскоре Гавр вспомнил, что когда-то давно потерял свою маску. Он - лионтарь. Чудовище с золотой маской. То есть, он всегда знал, что он лионтарь, всегда чувствовал зияющую рану в себе, но никогда не думал о том, что где-то осталась его часть. Ему стоило немалых трудов найти её, полуутопленную в болоте, вытащить с помощью тяглового скота из болотной жижи вместе с обглоданным скелетом человека. В первое мгновение Гавр испугался, что это пресловутый съеденный мальчик... но скелет был слишком велик. Гораздо позже он вспомнил нападение мага и свою разорванную тушу, которая тонула в болоте - только небольшая часть выбралась из жижи и ползла подальше от места сражения... Маску он доставил в свой дом, а затем всерьёз занялся написанием сказок.

Однажды, тёмным грозовым вечером, под грохот грома и шум дождя, на пороге одной из редакций появился странный незнакомец в плаще и длиннополой шляпе, надвинутой на глаза. Не открывая лица, и не разговаривая, он протянул открывшему сотруднику два листа. Текст очаровал издателя. Это была не та сказка, другая. Ту - лионтари ещё долго хранил её в себе, не смея "выплеснуть". Впоследствии странный гость приходил снова и снова - постепенно меняя антураж и наряды на всё менее экзотические, хотя, было замечено, что он всё же предпочитает появляться в тёмное время и сидеть в тени. Голос его был груб, словно простужен, и иногда гость совершал странные ошибки, например, "Я вас кушаю" вместо "слушаю". Вероятно, вначале он действительно ошибался, но потом сделал такие нарочитые ошибки своей визитной карточкой.
Редактор был изрядным пуританином, и периодически возвращал рукопись, потому что он "никак, никоим образом не может пропустить сцены подобной жестокости". Гавр спорил, даже ругался, но практически всегда ему приходилось подчиняться. Впрочем, он не жаловался.

-Я написал сказку, - хриплым скрипучим голосом говорил Гавр.
-И каков сюжет? - интересовался редактор.
-Всех съели.


Золотая маска лионтари.
О Гавре ходило много слухов. Не то, чтобы он стал знаменитостью - скорее, умеренно известным сказочником со скандальной репутацией. Поговаривали, что где-то его доме спрятана золотая маска... но после выхода очередной сказки общественность и вовсе взорвалась негодованием. История повествовала о том, как бывший лионтарь поселился в городе, долго жил, притворяясь человеком, а свою маску хранил в подвале (Гавр недвусмысленно описал дом, в котором жил). Женившись, он строго-настрого приказал женщине никогда не ходить в подвал, она же пренебрегла его наставлениями и нашла в подвале огромную маску, выше её роста - таким огромным было таящееся среди людей чудовище; за что была немедленно убита и съедена мужем-лионтарем. Так повторялось с каждой следующей женой...

В дом Гавра проникали несколько раз в его отсутствие, но внутри, однако, не нашли ни подвала, ни маски.
Конечно же, Гавра не приняли всерьёз за тайного лионтаря - по тем временам в них уже не верили, однако столь вопиющая одиозность пришлась не по нраву в тихом городке. Гавра почитали за выскочку, человека со странностями и возмутителя спокойствия, хотя сказки покупали и читали детям, но особенно сильно возмутились (уже не только сограждане) читатели, когда вышел сборник нередактированных сказок Гавра.

Из мемуаров.
Господин Гавр сидел в кресле как-то неудобно, неказисто, расставив ноги с торчащими острыми коленками, и сильно наклонив голову, так, что капюшон падал на лицо и не давал ему рассмотреть собеседника. Казалось, что он затаил зло на нового нашего мецената, или что прячет под капюшоном зубастую пасть. Но меценат, тучный этот пончик, приехавший в провинцию за славой благодетеля, словно не чуял сгущающегося мрака, без устали чёркал красными чернилами по листкам и приговаривал:
-Отвратительно, отвратительно, мерзко, отвратительно... - он зачёркивал от всей души, размашистыми движениями, норовя зачеркнуть и столешницу и чужие рассказы, оставшиеся от прошлых посетителей... - Я имею вам сказать! - вдруг почти выкрикнул он. - Знаете, что?!
Возникла небольшая пауза и пончик, наконец, поднял глаза и встретился взглядами с господином нашим Гавром, который вкрадчиво и ласково сказал:
-Скушаю вас.
Снова воцарилась пауза, после чего меценат завизжал и впал в истерику. Денег, конечно, не дал и укатил через неделю в другой город - благодетельствовать там.
Мы после долго ругались с Гавром, чтобы не пугал меценатов, буде такие случатся, иначе нашу редакцию придётся закрыть, а открыть лавку ужасов.


В настоящее время есть данные, что он живёт в поместье, расположенном на одном из выходов Панзоя.

Детская считалка.
Из болотной серой хмари,
щелкая челюстями,
поднимался лионтари.

Ну же, мальчик, трепещи,
брод в болоте не ищи,
мяса мне скорей тащи.

Нету мяса не беда:
полезай скорей сюда -
изо рта бежит слюна.

Чавк-чавк-чавк!
Хрясь-хрясь-хрясь!
Кто там следующий у нас?


Мальчик и лионтари.

Обычно сказки о лионтари сочиняли люди, но эта сказка необычна - её написал лионтарь. Вы, конечно, спросите, почему же история такая добрая и заканчивается хорошо? Что ж, длительная война с издателем несколько преобразила этот сборник детских сказок...

***

Дети плясали, выставив ладони вперёд - покачивающиеся, гротескно переваливающиеся, они походили на деревянных идолов, собравшихся в кружок. Впрочем, песня, которую они пели, действительно относилась к старым временам - когда жители приболотных деревень поклонялись тёсаным брёвнам и боялись лионтари. Брёвна давно канули в прошлое - а лионтари остались. Как легенда. Как напоминание непослушным детям, что с ними может случиться, если они не послушаются совета старших. Впрочем, иногда люди действительно исчезали в чаще бесследно - и это подпитывало миф...
Один из пляшущих - "заводил", другие подпевали нестройным хором, в меру запомненных слов и испытываемого сладкого, щекочущего ужаса:

-Из болотной серой хмари выходили лионтари...
-Раззолоченные хари! - пискнул какой-то знаток срамных "апокрифов", но был ошикан. Дети продолжили хором:

-Лионтарь, Лионтарь,
Вечно алчущая тварь!
Ловит он глупцов и вредин -
Кто сегодня будет съеден?
Малолетка, трепещи,
Мяса мне скорей тащи.

-Только сколько ни тащи -
Не наестся зверь в нощи, - продолжила одна партия, но смешалась, похоже, это был какой-то "мертворожденный вариант".

-Мяса нету, вот досада.
Нам иначе сделать надо.
Ты искал в болоте брод?
Полезай скорее в рот -
У меня большое брюхо,
Там внутри тепло и сухо!
Чавк-чавк-чавк!
Хрясь-хрясь-хрясь!
Кто ещё накормит нас?

***

Трудно сказать, что привело мальчика на болото ночью. В детской песенке, во всяком случае, делать этого категорически не рекомендуется. Может быть, это его и натолкнуло на мысль - почему лионтари обязательно злые? Приручить можно даже хищников - его отец, занимающийся охотой, продавал зверей и для "домашнего содержания", и потому немного разбирался в дрессуре. Мальчика же все шпыняли, и ему казалось привлекательным - явиться в деревню с огромной зверюгой, которую все боятся... А может быть, в нём просто взыграли инстинкты - "подёргать опасность за усы" и убежать, это же такой азарт. В конце концов, где они, лионтари? Может быть, давно вымерли?..

Один лионтари знал ответ точно. Это была старая зверюга, съевшая немало людей, научившаяся хитрить и менять места обитания, чтобы бросающиеся на поиски ничего не находили. Людьми он не интересовался, воспринимая их только как пищу - визжащую, сопротивляющуюся, утоляющую голод - ненадолго, впрочем. Имени у него не было. Вместо имени он применял слово "нг" - "я голоден" - по первому звуку, который произнёс после рождения. Но это "имя" было среди лионтарей весьма распространено...

Итак, лионтари был очень удивлён, когда обнаружил пробирающееся среди зарослей человеческое существо. Детёныш - мальчик или девочка - лионтари так и не научился их уверенно отличать. Человечку было очень страшно, но он шёл, раздвигая руками осоку. Лионтари оценил путь до деревни, понял, что жертва не добежит, поэтому не торопился, только встал на все лапы, потянувшись - чёрный на чёрном, в тумане, он был для смертного невидим.

Мальчишка же дошёл до места, где под ногами зачавкало, и начал кричать что-то... Звать... Внезапно, будто заметив опасность, он вскрикнул, повернулся на носке и кинулся назад. Лионтари бросился следом. Однако, пробежав шагов пятьдесят, ребёнок вдруг резко остановился и украдкой посмотрел назад...

"Никого... Показалось...".

...Да, он не слышал и не видел лионтари. Лионтари же видел добычу, но он привык, что расстояние при охоте должно сокращаться постепенно. Это было частью пиршества - нарушение же воспринималось как незнакомый вкус. Следовало привыкнуть к новой диспозиции. Всего пара секунд на то, чтобы собраться и прыгнуть... Однако, за эту пару секунд мальчик, ничего не увидевший во мраке, опять пошёл по своим следам к болоту.

Лионтари пришлось отступать. Добыча ломала обычный план охоты - сама сокращала расстояние. Чтобы вернуться в привычный ритм, надо было отступить к стандартной позиции, и начать снова. Прячась в осоке, стоя лапами в жиже, лионтари нюхал воздух, наблюдая, как ребёнок - несомненно, перепуганный - снова кого-то зовёт. Зверь пошевелился. Ребёнок услышал это и снова в панике бросился назад, а хищник тёмной тенью последовал за ним.

"Теперь - догоню и растерзаю", - решил он, чтобы жертва не выкинула чего-то ещё. Но мальчик снова остановился и снова пошёл навстречу. Лионтари пришлось повторить отступление и выслушать крики на берегу болота, мешающиеся с гуканьем ночных птиц.

"Лионтари", - проник, наконец, зов в тёмный разум зверя. Он знал, что так называют его род, это слово кричали его жертвы за секунду до того, как быть растерзанными на мелкие кусочки. Но они кричали его с ужасом. Здесь интонация была другой - призывающей.

Что это значит, думать было некогда и тяжело. Мальчик снова кинулся прочь, а лионтари последовал за ним. А затем - ему снова пришлось отступать, и так повторилось раза три. Лионтари начал ощущать не то чтобы нервность, но недовольство - ему начало казаться. что это за ним охотятся, а не он охотится, что он, непобедимый альфа-хищник, попал в некую хитрую западню... Находящуюся только в его огромной голове. Это вызвало злость. В следующий раз лионтари не стал отступать дальше края болота и мальчик наткнулся на него. Зверь и человеческий ребёнок долго стояли молча, глядя друг на друга. Ребёнок вызывал у монстра странные чувства: с одной стороны, такое - едят, и оно вкусное, с другой - детёныш вёл себя неправильно. "Может, он ядовитый, - подсказывало нечто внутри лионтари, - может, больной... Пусть лучше просто уйдёт отсюда куда-нибудь...".
Лионтари рыкнул.
"Не ругайся", - попросил ребёнок.
Тогда лионтари рыкнул так, что ребёнка сдуло, как ветром. Послушав, как шелестят удаляющиеся шаги по траве, как свистит его паническое дыхание, как бьётся сердце в груди беглеца - лионтари грузно отправился назад в болото.

Такой была первая встреча мальчика и лионтари.

***

Следующие дни встреча не выходила у лионтари из головы. Думать ему было тяжело - поэтому размышления походили на кружение, кружение на привязи... Хотя, лионтари никогда не сажали на привязь, вроде бы, не сажали, но он мог представить, каково это.

В одну из ночей лионтари подошёл к человеческому селу - тому-самому, куда убежал детёныш. Вид зданий был странен, но чем-то манил. "Почему я живу в болоте?" - шевельнулась тёмная, неоформленная мысль под золотым лбом. В болоте было мокро, грязно и холодно. В домах - сухо и тепло. "Надо попробовать, как живут человеки", - таков был бесхитростный вывод полуживотного. Бесшумно, похожий на живую грозовую тучу, он скользнул в город, знающий уловки, невидимый никому. Выбрав дом наугад, лионтари вошёл в него, убил всех, кто там находился, и лёг поперёк дома - частью на кровати, частью на полу, ибо поместиться целиком не мог. Лежать было неудобно, но лионтари терпел - очень уж ему хотелось вкусить благ цивилизованной жизни.

Именно так его нашли под утро. Верней, почти нашли - услышав приближение селян, хищник убежал, и всё, что обнаружили люди - кровь, обрывки одежды, следы когтей, и серую тень, скользнувшую в туман.

"Нет, - думал лионтари, ускользая в сторону болота, - не буду жить по-человечьи. Оно и хорошо, если с одной стороны, а с другой - ну совершенно неладно..."

В то же утро село стало прибежищем страха. Люди боялись выходить на улицу и даже открывать окна, потому что никто толком не знал, на что способен лионтари. К вечеру собралась сходка, но ничего толком не решили. Масла в огонь подлил мальчик, который - да-да, он был глупым и честным - всё-всё рассказал про встречу с лионтари. Он думал, что рассказ поможет в борьбе с лесным ужасом, но вышло иначе. Когда люди испуганы, они легко видят друг в друге виновников своих бед... В общем, живи мальчик несколькими веками раньше, его бы после такого рассказа отвели в лес и привязали к дереву, как выкуп лесному ужасу. Сейчас же - просто объяснили, что лионтари, вероятно, именно из-за него напал на деревню. Мальчишка виноват в том, что раздразнил чудовище и убежал. Теперь оно мстит обычным людям.
-Так что же, чтобы он не обижался, мне надо было честно дать себя съесть?! - не понял мальчик.
Внятного ответа он не получил, Взрослые ограничились тем, что отчитали подростка и разошлись. Но недосказанное досказали сверстники - которых взяли на сходку, чтобы не оставлять дома. Подловив мальчика в углу двора, они окружили его и рассказали, что от него никогда не было толку, а теперь он ещё и виноват. И если лионтари съест его, то насытится и утолит свою пылающую мстительность. В подтверждение мальчику дали несколько тумаков - впрочем, враждебность и уничижение, которые мальчик читал на лицах, были хуже побоев.

Мальчик понял, что должен идти в лес. В деревне после случившегося ему всё равно не было бы жизни, а так... Может быть, он и правда является всему причиной? Несомненно, является. Несомненно, лионтари зол на людей именно потому, что один вкусный мальчик раздражал его криками и потом убежал из-под самого носа.

***

Так случилась вторая встреча мальчика и лионтари. Это было в сумерках и тумане, потому что, если верить сказкам, лионтари можно встретить только ночью. И снова зверь почувствовал, что у него текут голодные слюни, и ничуть не сомневался, что на этот-то раз он ребёнка съест и обсосёт его сахарные косточки. Лионтари, стоя носом к носу с будущим ужином, выслушал то, что сбивчиво лопотал людёныш, понимая сказанное через слово. На самом деле, зверю не было дела до мести... Когда-то кто-то (кто?) ему говорил, что он должен есть только плохих. Маров и грешников (что это значит?). Но маленький разум хищника не мог отличить хороших от плохих, только вкусных от невкусных... Он потянулся, ворча, обнюхивая, примериваясь, чем вызвал у малышка панику. Тот мгновенно забыл, что пришёл "жертвовать собой", в его голове билась лишь трусливая мысль, как бы спастись самому.
-А хочешь, я тебе песенку про тебя спою? - спросил он. Лионтари снова понял через слово. Ребёнок же после этого начал издавать визгливые звуки... Лионтари потребовалось некоторое время, чтобы понять, что это нечто, называемое у людей "песня".

-Из болотной чёрной хмари
Выходили лионтари,
Раззолоченные хари!..

Когда лионтари понял, о чём поёт детёныш, его вдруг разобрало. Ребёнок пел какие-то обидные песенки про лионтари, находясь у лионтари почти в пасти, и думая, что лионтари понравится. Он чихнул и разразился бухающими взрыкиваниями, похожими на задушенный смех. Теперь он точно не знал, что ему делать - даже есть расхотелось от чувства странного.

-Можно потрогать? - тем временем спросил мальчик, восприняв "смех" лионтари за радость, и потянувшись к его маске. Мальчик, в действительности, думал ещё и о том, что золото, наверное, стоит очень дорого, и если бы удалось добыть маску лионтари...

Лионтари щёлкнул зубами, лишь чудом не отхватив руку. Ответом ему был удаляющийся топоток ног.

"Пора менять место жительства. Меня здесь точно достанут," - подумал лионтари, вдыхая болотный туман.

Разумеется, вернувшись, мальчик рассказал и об этой встрече с лионтари. Он всего лишь хотел выплеснуть свалившийся на него ужас, ну и заодно оправдаться - что не тронул его лионтарь, значит, не в нём и дело.

Эффект снова оказался разительно отличающимся от ожиданий, хотя и не таким, как в прошлый раз. Узнав, что лионтари не трогает мальчишку, а вместо этого приходит в деревню и поедает людей, селяне совершенно потеряли понимание происходящего. Но мальчик стал в их глазах "зачумлённым". Поскольку какая-то связь между этими двумя событиями есть, несомненно, мальчик - нечто вроде злого талисмана деревни, притягивающего монстров. С мальчиком не общались, его обходили стороной. Даже родители смотрели на него косо, подозревая, что из лесу вернулся не он, а кто-то другой. Наконец, несмотря на то, что лионтари больше не появлялся, истерия в деревне достигла предела, толпа собралась у дома "выкупной жертвы" и потребовала, чтобы он куда-нибудь ушёл. Тёмная это была история, тёмная и кровавая - ибо люди в таком состоянии бывают не лучше лионтари. Мать мальчика, бросившуюся на его защиту, как-то невзначай убили - даже не по злобе, а просто, чтобы не мешала справедливому делу.

Так мальчик оказался бродягой. Он полагал вначале, что его примут в соседнем селении, и действительно, какое-то время сердобольные селяне помогали ему, но потом до них дошёл слух о том, КТО пользуется их гостеприимством, и оттуда мальчика погнали тоже. И из третьей деревни, и из четвёртой. Слухи росли как снежный ком. Вскоре история про мальчика оказалась известна всем и наделила его славой повелителя бедствий, способного привлекать лионтари. Появились люди, желающие поймать его. В конце концов, они собрались в толпу и пошли по его пятам, чтобы убить и избавить землю от зла.

Надо сказать, что и среди лионтари мальчик обрёл славу. Виной тому был один из пойманных охотников, который, желая выкупить жизнь, рассказал одну из версий легенды - про мальчика, который является обидчиком лионтари, потому что не даёт себя съесть, заодно объяснив, где его найти... Рассказывая это, охотник совершал в своих глазах почти подвиг - он думал, что, когда лионтари растерзают мальчика, они перестанут охотиться на людей, ну или, хотя бы, будут есть их чуточку пореже.

Лионтари понял рассказ совершенно по-своему. Слово "обида" было ему незнакомо, а вот то, что если он съест мальчика, то будет меньше мучиться голодом, показалось существу интересным. Как видим, этот лионтари был из породы глупых. Он был настолько глуп, что даже рассказал об этом другим лионтари... Так образовалась ещё одна охотничья партия - состоящая из лионтари.

Когда самый первый лионтари - а он давно переселился из окрестностей села - услышал эту легенду, то долго не мог понять, что случилось. Он сразу догадался, о каком мальчике идёт речь. Почему о нём говорят такое - ему было невдомёк. Но он сильно рассердился, потому что лионтари хотели съесть его мальчика! И начал охоту сам, в одиночку. А был это, как я уже говорил, очень матёрый лионтари, способный дать фору сотне других.

И вот однажды вечером мальчик брёл по дороге и увидел, что его нагоняет толпа с факелами. Завидев мальчика, они побежали с азартными воплями, потрясая вилами и дубьём, и мальчик понял, что ничем хорошим это не обернётся. Он кинулся зайцем прочь. Однако, впереди его ждали огромные зубастые лионтари. Мальчик кинулся с дороги - но там был обрыв. Он попробовал спуститься, повиснув на плетях вьюна, однако, спуск скоро стал слишком крут, и всё, что мог мальчик - это наблюдать беснующихся наверху зубастых монстров. Люди, хотя их было больше, решили не связываться с зубастой нечистью. Они просто прошли тропой под обрыв и собрались под местом, где висел мальчик - радостными возгласами подбадривая его в дёрганьях и ожидая, когда он свалится. Иногда люди и лионтари "переругивались" - лионтари рычали сверху, а распалённые воины орали обидные слова. Каждая из партий хотела урвать свой кусок.

Как вдруг на склоне появился огромный лионтари, чёрный, как ночь. Прорычав "моя добыча!" он вгрызся в холки собратьев, повис рядом с мальчишкой, издал победный рык... и съел его. А затем - метнулся прочь, уходя от града копий снизу, и от мстительных клыков и когтей сородичей...

Преследовать чудовище было бесполезно. Люди и лионтари, оставшиеся ни с чем, обратили раздражение друг на друга. После случившейся некрасивой драки - и это замечено многими летописцами - стало гораздо меньше как самых злых, глупых, безрассудных лионтари, так и самых безумных лионтареборцев. Родственники оплакали мальчика и похоронили его платок.

У этой сказки, впрочем, есть и другой конец. Некоторые говорят, что после бегства лионтари остановился посреди дикого леса, открыл пасть, и оттуда, целый и невредимый, выпал малыш - весь в слюнях, полузадохшийся, но живой. Тварь просто многому научилась в поисках, и поняла, что только инсценировка смерти в клыках Самого Пресамого Лионтари может избавить подростка от вечной травли, и заодно "повязать" его вынужденной дружбой. Ведь мальчик больше никому не нужен, а для лионтари он оказался единственным двуногим, который отнёсся к нему _как-то не так_.

Эту версию подтверждает и то, что впоследствии в стране то тут, то там замечали лионтари и мальчика. А затем - парня. А затем - мужчину. И в конце концов - старца. Ведь люди, в отличие от лионтари, не вечны... Хотя, быть может, врут сказители. Сказители всегда врут, когда хотят, чтобы слёзы не наворачивались у вас на глаза.

Сказки лионтарей.
Жанр ужасов в эпоху Расцвета. В основном, интересный подросткам в стадии отрицания, когда детям хотелось взглянуть на мир с другого ракурса и усомниться в незыблемости добра и зла. В "сказках лионтарей" эксплуатировались расхожие сюжеты, которые становились двусмысленными или вовсе полярными в новой, авторской обработке. Основой для жанра послужила легенда о том, что один из детских писателей, известный под псевдонимом Гавр, в далёком прошлом был лионтарем. К тому времени Гавр считался почившим. Несколько режиссёров использовали эту легенду в качестве зачина для подросткового сериала. Мотив "всё было совсем не так" отобразился в этом жанре, однако, это уже была чистейшая авторская выдумка.
В одной из серий подросток находит лионтаря - бесформенную кучу с маской, подпитывает его кровью, пока тварь не ожила, а потом натравливает на недругов.

Образ "мальчика и лионтари" многажды эксплуатировался в культуре, как дружба демона и ребёнка. Лионтарей изображали и кровожадными чудовищами и милыми зверушками, и крошечными и гигантскими.

 

К оглавлению


Категория: Миры Радужных Сфер | Добавил: hontor (25.01.2016) | Автор: Лев Попов
Просмотров: 185 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
В ГАЛЕРЕЯХ




ИНЫЕ МИРЫ



Сейчас на сайте: 1
Зашли в гости: 1
Местные: 0

Евгений Хонтор © 2017